">
Четверг, 27.04.2017, 19:43 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

ГОЛОС РОССИИ: Стенограмма Первой программы МИРОВАЯ ПОЛИТИКА

Михаил Евдокимов: цель саммита Россия — ЕС определить стратегическую линию во взаимоотношениях

Одной из наиболее важных тем является саммит Россия-ЕС в Хабаровске. Европейский союз всегда был и является важным политическим и экономическим партнером России. Напомню радиослушателям о том, что саммите Россия-ЕС проходит дважды в год. В первом полугодии он традиционно проводится в России, а во втором – местом встречи становится страна, которая является в это время председателем Евросоюза.

Какова же повестка дня саммита? Станет ли он прорывным в отношениях России и Европейского союза? Поможет ли он совместному преодолению глобального экономического кризиса? На эти и другие вопросы в передаче "Мировая политика" ответил заместитель директора Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Михаил Евдокимов. Ведущий программы - профессор Дипломатической Академии МИД России Игорь Панарин. <слушать>


Панарин: Почему все-таки саммит проходит в Хабаровске, а не, например, в Омске?

Евдокимов: Хороший вопрос. Саммиты Россия-ЕС проходят (а это будет 23-ий) не только в Москве, традиция проводить саммиты в других городах Российской Федерации ввел Владимир Владимирович Путин в 2003 году, и цель, как нам представляется, – показать многогранную Россию, которая простирается от фактически Атлантики до Урала. Вы уже назвали пять городов, где проходили саммиты, кроме Москвы, в этот раз был предложен нашим европейским коллегам Хабаровск, и это предложение было с удовольствием принято.

Панарин:  Не далековато?

Евдокимов: Ну, Россия – большая страна, и, как нам кажется, надо показывать различные регионы России, и нам кажется, что Хабаровск – это очень хороший выбор. Это регион, который близок к другой части мира быстроразвивающейся – это азиатские регионы, это близко к Китаю, к Монголии, к Японии.

Панарин:  Где, кстати, недавно был наш премьер.

Евдокимов: Да. И тем самым мы показываем, что Россия – это не только крупная европейская, но также крупная азиатская страна, и что мы также строим равноправные и разноплановые отношения с нашими азиатскими партнерами.

Панарин:  А какова повестка основная дня все-таки этого саммита?

Евдокимов: Вы знаете, повестка дня очень насыщенная. Первый вопрос будет мировой глобальный экономический кризис и сотрудничество России и Евросоюза в решении этой проблемы. Это была инициатива России в прошлом году в Ханты-Мансийске – начать обсуждение крупных мировых вопросов экономических, ну, и так совпало, что обсудив первый раз в Ханты-Мансийске, после этого наступил мировой экономический кризис, и эта тема стала одной из основных во встречах России и ЕС. Второй вопрос очень важный в наших отношениях – это энергетика. И после январского кризиса, когда Украина перекрыла газопровод из-за России в Евросоюз, наши отношения с Евросоюзом в области энергетики стали еще более тесными, потому что это т кризис показал, что Россия и ЕС очень тесно связаны в области энергетики. Третья традиционная тема – это отношения России и ЕС, где лидеры России и Евросоюза подробно обсудят, как продвигаются наши отношения. Четвертая крупная тема – это инициатива президента Российской Федерации о заключении договора о европейской безопасности. И за традиционным рабочим обедом будут обсуждаться актуальные международные вопросы – это и ближневосточное урегулирование, это и Афганистан, и кризисы в Европе, это и Косово, и Кипр, и Грузия, и Приднестровье.

Панарин:  А предполагаются ли какие-то дополнительные двусторонние встречи?

Евдокимов: Будет встреча президента России с президентом Чехии, который возглавит делегацию Евросоюза. Предполагаются и двусторонние встречи членов делегаций Евросоюза и России отдельные, потому что в делегации ЕС есть и министр иностранных дел Чехии, есть и комиссар ЕС, ответственный за вопросы внешней политики, торговли. Энергетики, с нашей стороны также будет и министр энергетики, и министр торговли Российской Федерации. Поэтому саммит – это не только встреча между двумя делегациями, но это и возможность министров и членов ЕС, ответственных за конкретные вопросы, встретиться и обсудить в деталях существующие вопросы, проблемы в отношениях между Россией и ЕС.

Панарин:  А вот то, что между премьером Чехии и президентом Чехии наблюдаются некоторые, скажем так, трения, – это не будет влиять на ход саммита?

Евдокимов: Ну, вы знаете, что в Чехии сформировано уже новое правительство. и новый премьер, но вот как нам показалось, внутренние проблемы в Чехии никак не повлияли на наши отношения, потому что даже в тот период, когда правительство в Чехии исполняло свои обязанности, это уже были и.о. премьера и его министр, у нас прошли три очень важные встречи России и ЕС на министерском уровне.

Панарин:  Конструктивных.

Евдокимов: Очень конструктивные, очень важные – это министров иностранных дел России и тройки ЕС, министров внутренних дел и юстиции России и тройки ЕС в Калининграде, и министров энергетики России и тройки ЕС. То есть не важно, что со стороны Чехии это были и.о. министров, но встречи были очень полезные, конструктивные, и, главное, они позволили еще более продвинуть отношения между Россией и ЕС.

Панарин:  Ну, и будем надеяться, что и на этом саммите это будет только, так сказать, в конструктивном плане рассматриваться.

Евдокимов: Наши отношения, России и ЕС, настолько многообразны и тесны, что какие-то внутренние проблемы или шероховатости в одной или другой стране никак не влияют на вот это позитивное движение в наших отношениях.

Панарин: Ну, я надеюсь, что все-таки единство взглядов, которое было достигнуто тройками министров и в целом 23-ий саммит, все-таки это будет содействовать продвижению, скажем так, наших интересов, интересов Европейского союза, сближению. И насыщенная повестка дня все-таки, действительно за два дня успеют все-таки лидеры стран, министры рассмотреть все эти вопросы, как вы думаете?

Евдокимов: Да, Игорь, у нас, я повторяю, очень подробная повестка дня как и саммита, так и двухсторонних встреч, потому что отношения России и ЕС очень многообразны, они покрывают не только торговлю, но и внутренние дела юстиции. Мы вместе боремся с пиратами в Сомали, мы вместе помогали Чаду, когда там были очень сложные ситуации. Поэтому все эти вопросы будут, конечно, обсуждаться в Хабаровске, и, знаете, так фигурально можно сказать, это будет еще один кирпичик в построении, если можно сказать, нашего общего дома России-Евросоюза. Я хотел бы напомнить, что Евросоюз тоже же сформировался не за год и не за два. В 1950 году великий французский политик Шуман предложил создание Евросоюза. Прошло 59 лет. Поэтому рассчитывать, что за год или за два мы сможем построить с Евросоюзом какой-то новый дом, это нереально.

Панарин:  Это длительный процесс.

Евдокимов: Да. Но если посмотреть с 1989 года, когда Советский Союз восстановил отношений с тогда еще Европейским экономическим сообществом, и 2009 год, то есть мы празднуем фактически 20 лет, – прогресс огромный. И возможно это не так заметно, но мы прошли очень большойпуть.

Панарин:  Вот, Михаил Николаевич, такая интересная информация пришла. «Центральный банк поставил на евро» – так называется статья в газете «Ведомости» от 19 мая 2009 года. О чем в ней говорится? Говорится о том, со ссылкой на официальные данные Центрального банка России, что доллар перестал быть основной резервной валютой России. На 1 января 2009 года доля резервных активов Центробанка в евро выросла до 47,5 процента и впервые превысила долларовую, которая сейчас составляет 41,5 процент. Как же вы думаете, Михаил, вот это создает более позитивную такую психологическую, я бы сказал, атмосферу перед началом саммита, такая информация, за два с небольшим дня.

Евдокимов: Да, я думаю, что как бы нашим европейским коллегам будет приятно, что евро стало основной резервной валютой Российской Федерации. Но я думаю, что это объективный процесс, потому что Евросоюз для нас является главным торговым партнером, на которого приходится более 50 процентов товарооборота России. Практически все торговые сделки, кроме пока что области энергетики, нефти и газа, ведут в евро. Я слышал статистику, что 30 миллионов россиян в прошлом году выехали в Евросоюз.

Панарин:  Это приличная сумма.

Евдокимов: Они, естественно, везли с собой евро. И плюс, это подтверждение тому, что Евросоюз становится, уже стал, и это является подтверждением того, что Евросоюз является объективно крупным мировым экономическим центром. И я думаю, что доля евро и роль евро в нашем товарообороте с Евросоюзом будет, конечно, возрастать. Тем более, вы знаете, что была поставлена цель в наших отношениях с Евросоюзом в перспективе, в том числе в области энергетики, переходить на как бы валюту Евросоюза и России.

Панарин: Ну, я сам являюсь, так сказать, сторонником этой идеи. Мне бы хотелось, чтобы она быстрее реализовывалась, ну, возможно, хотя бы такими темпами, но то, что вот это произошло, конечно, вселяет определенный оптимизм. Вот еще, Михаил, такой вопрос. Вы сказали, второй вопрос повестки дня – это экономические проблемы, глобальный кризис. Вот, что конкретно можно сказать, что будет рассматриваться для преодоления кризиса Россией и Европейским союзом?

Евдокимов: Вы знаете, кризис показал еще раз, что как бы мы все живем в глобальном мире, в глобальной экономике и от кризиса страдают все, что от него нельзя отгородиться. Поэтому мы подробно эту тему уже кризиса обсуждали во Франции на саммите, потому что в тот момент кризис уже был свершившимся фактом…

Панарин:  Начинал, скажем так, развиваться.

Евдокимов:И тогда договорились о том, что эксперты России и ЕС встречаются и обмениваются мнениями, обсуждают меры России и Евросоюза по борьбе с этим кризисом. Потому что важно не только, чтобы и Евросоюз, и Россия, например, и США, и другие страны принимали меры по борьбе с кризисом, но чтобы эти меры не как бы ударяли, не приводили к каким-то негативным последствиям у партнеров. И в этом, как нам кажется, главная цель диалога между Россией и ЕС: вместе, помогая друг другу, выходить из этого кризиса.

Панарин: А могут ли быть какие-то документы, скажем так, совместные, в этой сфере или сложно пока сказать?

Евдокимов: Ну, вы знаете, документы не являются самоцелью наших саммитов. В свое время мы принимали какие-то декларации и сейчас мы иногда какие-то декларации принимаем, но, как нам представляется, главное, это наладить повседневную работу экспертов, тех экспертов, которые вырабатывают и в России, и в ЕС эти меры с тем, чтобы мы понимали, что делает наш партнер.

Панарин:  То есть это, условно говоря, дух взаимопонимания, сотрудничества на таком экспертно-технологическом уровне, который будет содействовать все-таки реализации антикризисных программ.

Евдокимов: Да, то есть на высшем уровне как бы обмениваются информацией, мнениями по мерам государств или Евросоюза и России в этой области, а дальше договариваются о том, что эксперты совместно прорабатывают какие-то конкретные меры в области преодоления кризиса.

Панарин:  Это вот, вообще, так сказать, конструктивный путь, с вашей точки зрения?

Евдокимов: Мне кажется, другого, Игорь, пути нет. Если мы не будем с Евросоюзом взаимодействовать, в том числе, по экономическому кризису, нам – и Евросоюзу, и России – выходить будет просто тяжелее.

Панарин:  Я согласен, что вдвоем всегда, скажем так, выйти из кризиса легче.

Евдокимов: Да, через трясину пройти вдвоем пройти легче, чем одному.

Панарин: А вот вы сказали, что это 23-й уже, да?

Евдокимов: Да, это 23-й саммит.

Панарин:  Можно ли, скажем так, попытаться сказать, что этот саммит может стать прорывным каким-то? Или это еще достаточно такой слишком оптимистический сценарий?

Евдокимов: Знаете, у нас саммиты, вы сами сказали, Игорь, правильно, проходят два раза в год. И цель этих саммитов не достичь каких-то… Ну, невозможно раз в полгода достигать каких-то прорывных целей в наших отношениях. Скорее, мы видим задачу саммита – определить как бы стратегическую линию, вот, как мы сказали, когда мы в прошлом году в Ханты-Мансийске начали обсуждать глобальные экономические проблемы, мы подтолкнули к экспертному министерскому диалогу, в том числе, по кризису. То же самое, задача любого саммита, как нам кажется, – это дать стратегическое направление нашего сотрудничества, подтолкнуть, вместе договориться, какая из тем в ближайшие полгода будет одной из важных, и подвести итог, посмотреть, где нам не удалось реализовать какие-то совместные задумки и так далее.

Панарин: То есть это как бы некая четкая схема действий, под которую потом будут подстраиваться все уже участники.

Евдокимов: Да, это те встречи, которые придают дополнительный импульс и как бы политически подталкивают уже нас, экспертов, к достижению каких-то договоренностей.

Панарин:  Будем надеяться, что все-таки так и произойдет. А вот еще одна проблема, которой мы частично там касались уже в ходе диалога. Все-таки в ЕС много стран. Существуют разные точки зрения по поводу отношений с Россией. Недавно даже, так сказать, слышались голоса о некой изоляции России, ну, не от всех членов ЕС, но, тем не менее, от отдельных. С другой стороны, большинство стран, например, Италия, вот премьер-министр Берлускони недавно был, еще ряд других стран – Германия – позитивно очень относятся к России, хотят ускорять наши взаимоотношения. Вот, насколько европейская точка зрения может быть единой в рамках Европейского союза, несмотря на то, что разные страны все-таки по-разному относятся к России?

Евдокимов: Вы знаете, может быть, это будет воспринято парадоксально, но моя точка зрения, что в интересах России, чтобы Евросоюз говорил с нами одним голосом, в наших интересах, чтобы Лиссабонский договор – договор о…

Панарин: А я напомню, что Лиссабонский договор предполагает введение поста президента Европейского союза и министра иностранных дел.

Евдокимов: Да, в том числе. То есть Лиссабонский договор должен облегчить структуру Европейского союза, упростить систему принятия решений. Так вот, как нам кажется, в интересах России, чтобы решение в Евросоюзе, в том числе в отношении России принимались быстрее, чтобы Евросоюз с нами говорил одним голосом, потому что, если вырывать, может, из контекста заявления каких-то политиков, особенно, если они говорили в преддверии каких-то выборов, то складывается впечатление, что очень многие в Евросоюзе, там, в газетах пишут, что новые члены ЕС настроены негативно, но как бы наши контакты со всеми странами ЕС показывают, что общий вектор отношений с Россией у всех 27-ми позитивный. Другое дело, одна страна хотела бы двигаться быстрее, другая страна – медленнее, одна страна заинтересована в одном, другая – в другом. Но это естественно. Их 27. Одна страна граничит с Россией, другая далеко. Поэтому мы не делаем из этого трагедию, но я повторяю: мы прошли за последние годы огромный путь в наших отношениях. Этот путь позитивный. Да, нам не удалось достичь всего. Это нормальный процесс отношений с государствами, с объединением государств. Но я не могу согласиться с теми, кто начинает драматизировать наши отношения и говорить, что существует какой-то кризис в отношениях России и ЕС. Если вы посмотрите количество встреч, количество экспертов, какие экспертные решения были приняты, как они повлияли на законодательство России и Евросоюза, то там однозначно только положительное.

Панарин: А вот такой вопрос, который очень важен для простых россиян, которые пересекают границу. Вот привели цифру: 30 миллионов наших граждан посетили страны Евросоюза. Но не секрет, что многим бы хотелось, чтобы эта процедура была более простой. Я напомню радиослушателям, что премьер-министр Италии Берлускони в прошлом году высказывал идею, что хорошо бы как бы ослабить режим вот визовый для России. Можно ли, с учетом нашего прогресса, рассчитывать, что в ближайшей перспективе Россия окажется одной из тех стран, с которой будут более упрощенные визовые процедуры?

Евдокимов:  Конечно, вот, президент России, премьер несколько раз повторяли о том, что Россия, и действительно, Россия готова хоть завтра ввести безвизовый режим с Евросоюзом. Но надо понимать, что в Западной Европе существуют как бы опасения, страхи, если хотите, «скелеты» в шкафу…

Панарин: Времен «холодной войны».

Евдокимов:Нет. Если завтра откроем границу, что все россияне приедут сразу в ЕС, займут места трудовые граждан стран Западной Европы, приедет организованная преступность из России, мафия и так далее и тому подобное. Поэтому введение безвизового режима – это не только решение как бы экспертов и политиков, это еще подготовка общественного мнения.

Панарин: То есть нам нужно готовить.

Евдокимов: Да, вот мы немножко облегчили безвизовый режим. Хотя , конечно, Россия, хотела бы большего. И Запад увидел, что ничего страшного не произошло, не хлынула орда диких россиян и так далее и тому подобное. Сейчас мы договариваемся (и уже мы близки) о том, что в приграничных регионах России и ЕС, то есть это граница между Польшей и Калининградской областью, Литвой и Калининградской областью вводится еще более облегченный режим передвижения. Там речь идет о многолетних многократных визах.

Панарин:  Ну, то есть подвижки все-таки уже есть.

Евдокимов: Да. То есть шаг за шагом, мы, в том числе убеждаемся и убеждаем наших западных партнеров, что мы можем все больше и больше вести дело к безвизовому режиму.

Панарин: Михаил, и последний вопрос. Все-таки что вы лично как специалист, который много уже лет занимается проблемой укрепления сотрудничества между Россией и ЕС, ждете от, конкретно, этого саммита?

Евдокимов:  Вы знаете, я думаю, что две темы, которые сейчас плотно в наших дискуссиях с ЕС – это финансовый кризис, экономический, мировой и энергетика. Особенно энергетика, потому что президент России выдвинул предложение о заключении специального соглашения европейского по энергетике. Эта тема становится, энергетическая, одной из ключевых в наших отношениях. И я думаю, что разговор на эту тему, который был начат еще в Сочи Владимиром Владимировичем Путиным (полтора часа беседовали по этой теме), я думаю, что очень сильно подвинет наши отношения, потому что есть конкретные предложения с российской стороны – по энергетике съезд, есть конкретные предложения ЕС. Я думаю, что, возможно, через укрепление, углубление энергетического сотрудничества России и ЕС, а некоторые наши политологи говорят об энергетическом сообществе в России и ЕС, мы сможем потом продвинуть и другие отношения, в том числе тему безвизового режима наших отношений.

Панарин: : Давайте на этой позитивной ноте завершим. Спасибо. Уважаемые радиослушатели, я хочу напомнить, что с вами был Игорь Панарин, программа новая «Мировая политика». Я благодарен нашему гостю. Мы беседовали с Михаилом Евдокимовым. И мы будем вместе надеяться на то, что и безвизовый режим будет в Европе быстрее, и сообщество Россия – ЕС также будет продвигаться и наши страны – европейские и Россия – будут более близки и духовно, и экономически. И всем нам пожелаем успеха.

Евдокимов: Спасибо, Игорь, большое за приглашение. Успеха вам.

Панарин:  Спасибо.



Источник: http://panarin.com/comment/1208
Категория: Мои статьи | Добавил: inpanarin (22.05.2009) | Автор: Игорь Николаевич Панарин
Просмотров: 738 | Комментарии: 1 | Теги: МИРОВАЯ ПОЛИТИКА, радиостанция ГОЛОС РОССИИ | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: